Суббота / 23 сентября / день Петуха

Царство разума

2872 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №28, 01.04.1995
приложение к «Московской правде» 




Эра научно-технического прогресса неуклонно идет к закату, нарастает разочарование в ее прелестях, а ведь еще недавно было столько энтузиазма, Когда же началась эта прекрасная пора, неужели настолько давно, чтобы уже кончаться?

Помните, с каким восторгом полтора века назад Пушкин писал о духе Просвещения, там еще был «опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг...» В России эпоха Просвещения началась с Николая Новикова (1744—1818) и Александра Радищева (1749—1802), примерно в то же время в Германии — Шиллер (1759—1805) и Гете (1749—1832). Однако во Франции — Вольтер (1694—1778), Руссо (1712—1778) и особенно в Англии эпоха Просвещения началась раньше. В Англии ее начало связывают с именем Джона Локка (1632—1704), в «Опыте о человеческом разуме», разработавшем эмпирическую теорию познания. Отвергая существование врожденных идей, он утверждал, что все человеческое знание проистекает из опыта. Главной целью эпохи Просвещения было заявлено построение «царства разума».

В свое время («Возраст человечества», «Зазеркалье» №9) структурный гороскоп предположил, что возраст Собаки для человечества начался вместе с XVIII веком. Сегодня появилась возможность уточнить дату вступления в возраст Собаки, поговорить о смысле произошедшей в XVII веке смене мироощущения. Этот разговор тем более важен, что и мы сами стоим на пороге очередной смены типа эволюции, на пороге возраста Змеи.

Произвести перекличку эпох поможет Михаил Барг, точнее, введение в его книгу «Великая английская революция в портретах ее деятелей».

Итак, третий имперский рывок Англии (1461—1605) породил то, что К. Маркс назвал первоначальным накоплением капитала, в неявном виде была создана основа для рождения нового мира.

Другими предвестниками наступления нового мира стали Мартин Лютер (1483—1546) и Жан Кальвин (1509—1564), породившие религиозную реформацию. Обратимся к М. Баргу.

«Кризис мироощущения, порожденного Возрождением, наметился уже во второй половине XVI века — духовный оптимизм сменился глубоким пессимизмом. Этот кризис, помимо всего прочего, был обусловлен реформационными и контр-реформационными движениями, каждое из которых, впитав немало элементов ренессансной духовности, оказалось по своей сути враждебным ей».

Под знаком Возрождения прошел для человечества весь возраст Кабана. Творцы т. н. проторенессанса — Каваллини (1240—1330), Данте (1265—1321), Джотто (1266—1337), Никколо Пизано (1220—1278) стояли в самом начале возраста Кабана. Один возраст у человечества длится около 400 лет, таким образом переломы выпадают на XIII, XVII, XXI века. И если кризис предыдущей эпохи начался во второй половине XVI века, то кризис нашей эпохи должен был начаться во второй половине XX века, что вполне реально.

«Вторая половина XVI века и первые десятилетия XVII века — это период так называемого позднего Возрождения, его заката. Хотя признаки исчерпания его духовной энергии стали очевидными уже во второй половине XVI века, смена культурно-исторических эпох произошла только в XVII веке, когда полностью раскрылся утопизм его социально-этического идеала и анахронизм его самосознания. Некогда столь обнадеживающе прозвучавший призыв «назад, к классикам» вылился в конечном счете в бездумный формализм и маньеризм».

Так что вторая половина XX века и первые десятилетия XXI века — это период позднего Просвещения, его заката. Только теперь все будут говорить о развенчании научно-технического утопизма, наконец-то все убедятся, что наука не всесильна и нерешенных проблем после 400 лет бурного прогресса еще слишком много.

«Отражение нараставшей волны скептицизма мы находим в «Опытах» Монтеня (1533—1592), посвятившего специальную главу обоснованию «ненадежности наших суждений», отличающихся «смутностью» и «неуверенностью».

Монтень XX века должен был бы усомниться во всесилии экспериментальной науки. Может быть, начало новому скептицизму положил Вернер Гейзенберг (1901—1976), сформулировавший принцип неопределенности, но скорее всего лавры Монтеня должны достаться какому-нибудь психологу, социологу или медику, которому удастся доказать неподвластность человека эксперименту.

«Серьезно подорвав авторитет чисто рассудочных умозаключений, скептицизм подготовил появление Бэкона (1561—1626), противопоставившего логике Аристотеля логику опытной науки.

Развернувшаяся в начале XVII века научная революция заложила основы опытного знания. Открытия Галилея (1564—1642) и Кеплера (1571—1630), обобщившего в математических формулах накопившиеся со времен Коперника астрономические наблюдения, создали новую механику и новую астрономию. Опытное подтверждение с помощью телескопа идеи о безграничности Вселенной и, следовательно, вывод о том, что Солнечная система — лишь один из бесчисленных звездных миров, в дополнение к смене геоцентризма гелиоцентризмом потрясли до основания традиционное мировидение».

Некоторым кажется, что потрясений такого уровня человечеству больше пережить не дано. Однако представьте, что будет доказана реальность загробного мира либо некоего информационного поля, окружающего человечество... А что если человечество научится общаться через это поле, как через телефонную сеть, или научится выходить на связь с предками или потомками. Разве такие варианты не потрясут наше мировидение? Сейчас, правда, еще есть иллюзия, что запредельный мир совпадает геометрически с внешним космосом, но когда выяснится, что этот мир скорее внутри нас, чем во вне, то наше мироощущение как бы вывернется наизнанку и потеряет былую космичность и станет антропоцентричным.

«Рене Декарт (1596—1650) усматривал высшую цель науки в завоевании человеком господства над силами природы, поставив их на службу его благу. Однако такая науке требует достоверных знаний, а не умозрительных спекуляций. Путь к ней лежит через сомненье, которое есть акт мышления, подтверждающий его достоверность».

Увы, но в новой эпохе и мышление, и сомнения станут не в моде, вес начнут набирать те науки, в которых истина тесно увязана с личностью, а потому субъективна. Методики станут все менее воспроизводимыми, а знания все менее достоверными. Что касается господства над силами природы, то и в этом нас ждет переворот, вместо покорения будет скорее преклонение. Впрочем, речь не идет о языческом обожествлении природы, а о неком сотворчестве с ней.

«Завершение научной революции XVII века связано с именем Исаака Ньютона (1642—1727). Новая коперни-канская астрономия не давала ответа на ряд вопросов, и прежде всего на вопрос: благодаря чему упорядочение движутся небесные тела, если их не удерживает земное притяжение и вращающиеся вокруг Земли сферы? Сведение предшествующих ему открытий в механике и астрономии в единую стройную систему, в основе которой лежали математические доказательства, было достигнуто в открытии Ньютоном закона всемирного тяготения».

Впрочем, Ньютону аналога в XXI веке я искать не стал бы, ведь Ньютон с его строгой, безупречной математически и физически картиной мира — это одна из вершин царства разума. Его аналог скорее в конце XX века, в конце возраста Собаки, — это тот, кто создаст последнюю строгую, глобальную и общеупотребительную теорию. Откровения второй половины XXI века скорее будут разобщать нас, чем Соединять воедино.

«Математически обоснованная новая картина мироздания окончательно сменила систему Аристотеля и Птолемея. Философский смысл ее заключается в том, что вместо телеологического объяснения мироздания, т.е. объяснения, для чего что-либо «служит», «предназначено», новую науку интересовало, каким образом данное устроено, как оно функционирует. Результатом научной революции XVI века явилось фундаментальное обновление самого метода научного познания. Средневековая концепция знания не требовала эмпирического подтверждения, т.е. фактической проверки. Пришедшая на смену спекулятивному знанию опытная наука основывалась на методах точного исследования, прежде всего количественного...»

Всему, как говорится, свое время, теперешний кризис науки во многом связан с излишней формализацией, с чрезмерной объективностью. Методы познания человека, а именно он предмет науки будущего, должны быть более индивидуальны, интимны, а форма изложения должна быть не столь суха и однозначна, формальна, а более многослойна, эстетически окрашена.

«В результате картина природы отныне стала господствующей в плане мировоззренческом. Природой теперь именовали все сущее, включая и человека. Постулат о материальной однородности мира, объясняемой единством лежащей в его основе субстанции, — постулат, приводивший к распространению во многих отношениях законов природы и на человека и на общество в целом. На этом перекличку можно заканчивать, главное заблуждение уходящей эпохи выявлено, добившись грандиозных успехов в изучении природы, покорении природы и создании второй природы опытная наука спасовала в постижении человека и общества. Предстоящая революция должна найти черту разрыва между природой и человеком, разделить их. Будут, конечно, и перехлесты, поиски духовности уже и сейчас принимают истерический характер, все буквально сбились с ног, разыскивая эту самую духовность. Причем, что характерно, чем усиленнее человек ищет духовность, тем меньше в нем чувствуется разум, что поделаешь, царство разума медленно, но верно умирает».

Ну а что структурный гороскоп полагает сам о себе. Он остается порождением уходящей эпохи и построен на системе экспериментальных доказательств, однако, как это часто бывает с детьми, он уходит из родного дома по дороге, идущей к эпохе Змеи, к царству духа.



Комментарии

Статьи >

Оптимистическая трагедия
2693 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №35, 01.12.1995
Фамильные тайны
2774 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №34, 01.11.1995
Театральная жизнь
2578 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №33, 01.10.1995
Могучая кучка
2745 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №32, 01.09.1995
Кошкин дом
2975 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №30, 01.07.1995
Колесо фортуны
3310 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №29, 01.06.1995
Царство разума
2873 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №28, 01.04.1995
Тоталитарный двойник
2967 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №27, 01.03.1995
Конец чрезвычайки
2666 | Г. Кваша, «Зазеркалье» №26, 01.01.1995
Часы пробили — народ начал смеяться
2623 | Г. Кваша, «Российская Астрология» № 6, 01.01.1995

Ваш гороскоп

Пол М  Ж

Гороскоп на сегодня

23.09.2017
Петух
Крыса тяжелый
Бык эйфория
Тигр легкий
Кот лихая удача
Дракон свободный
Змея презентация
Лошадь легкий
Коза в тень
Обезьяна тяжелый
Петух внимание!
Собака кармический
Кабан в тень
подробнее ]

Гороскоп на месяц

Ссылки


Сайты Структурного Гороскопа, о существовании которых Григорий Кваша в курсе, и где можно встретить публикации автора: 
Структурный Гороскоп в Санкт-Петербурге
– S-Гороскоп        

По двум последним сайтам: Григорий Семенович Кваша не поддерживает мнения некоторых публикуемых там авторов.

                  
Яндекс.Метрика